Мишка Квакин (kwakin_misha) wrote,
Мишка Квакин
kwakin_misha

Как устроено современное внешкольное образование



В России есть ровно две крупных образовательных сети для школьников. Первая — сеть государственных школ. Вторая — сеть частных образовательных центров «Юниум», в которую меня на днях пригласили, чтобы я написал о ней репортаж.


Теоретически родители могут вообще не думать о дополнительном образовании для своих детей, справедливо полагая, что обычные школы обязаны всех и всему учить бесплатно. На практике же у наших школ есть несколько сложнорешаемых проблем.

Во-первых, классы велики и подбираются по случайному принципу. Школьнику довольно легко или отстать от коллектива, или, что не лучше, сначала перегнать коллектив, а уже потом, потеряв интерес, всё равно отстать.

Во-вторых, учителя довольно жёстко ограничены программой, а в те моменты, когда они находят настроение отступить от инструкций, у них обычно физически нет времени возиться индивидуально с каждым учеником, тем более что от бумажной работы никто наших учителей пока избавлять не спешит.

В-третьих, большой размер классов и «рельсовый» формат обучения часто просто не позволяют подгонять уроки под конкретных учеников. Учитель быстро движется по программе, а если кому-то хочется свернуть в сторону, забежать вперёд или замедлить ход — это лично его проблемы. Отсюда вытекает ещё и такой недостаток, что в обычных школах главное — формальный результат. Отстающий ученик может вызубрить или списать, но всё равно получить хорошую оценку. При этом никакого знания или понимания, конечно же, к нему не придёт, а любовь к изучаемому предмету уж точно не появится.

Наконец, над школами довлеет проклятье обязаловки. Учителя знают, что если не случится ничего экстраординарного, каждый ребёнок проведёт с ними 11 лет, с первого класса до последнего. И если школьнику или его родителям в какой-то момент покажется, что школа не справляется со своими задачами… это ровно никак не повлияет ни на работу, ни на финансирование школы. Проще говоря, школе безразлично, нравится школьнику проводить время в её стенах или нет. Если школьник учёбу тихо ненавидит, никто даже не удивляется. Это, увы, норма.

Решить проблему в государственном масштабе возможно, пожалуй, разве что в деревнях, где в силу малого количества учеников учителя имеют возможность уделять достаточно внимания каждому. В больших городах однако есть альтернатива школам: частные центры внешкольного обучения.

Крупная частная сеть, поправьте меня, если я ошибаюсь, в России ровно одна. Это «Юниум» — больше 50 центров в 20 с лишним городах, около полумиллиона учеников, прошедших через «Юниум» за 25 лет существования:

http://unium.ru/

Отличий от центров «Юниума» от обычных школ довольно много. Так, например, преподавателей там подбирают по методу ПОУК (который в «Юниуме» и разработали). ПОУК расшифровывается так:

1. Позитивность. У учителя должны гореть глаза, он должен излучать энергию. Если, например, студентов могут обучать и спокойные, «холодные» преподаватели, то детям очень важно, чтобы учитель был «живым», чтобы он заражал их своим интересом к предмету.

2. Открытость. Некоторые учителя ориентированы на предмет, другие — на самих себя, им доставляет удовольствие исполнять роль, как на сцене. В «Юниум» берут учителей, ориентированных на ребёнка, тех, кто не прячется от учеников в футляр.

3. Уверенность. Важно, чтобы учитель был уверен в себе и своих знаниях. В противном случае школьникам будет сложно воспринимать его самого и его слова всерьёз.

4. Компетентность. Учитель должен хорошо разбираться и в своём предмете, и в педагогике.

Как вы понимаете, я обрисовал сейчас некую идеальную картину. Но шансы приблизиться к идеалу у преподавателей довольно высоки: сеть центров частная, поэтому ученику или его родителям вполне достаточно один раз испытать разочарование в учебном процессе, чтобы просто не прийти на очередное занятие. Это сильно дисциплинирует учителей, они пытаются зацепить, заинтересовать предметом и удержать внутри учебного процесса каждого ребёнка.

Кстати, многие учителя работают параллельно по своему профилю. Учитель русского языка, например, может быть действующим журналистом, а учитель физики — научным работником или инженером.

Программа обучения мягко подстраивается под каждый конкретный класс. Интересно детям, допустим, рисовать комиксы вместо натюрмортов — рисуем комиксы. Нужно повторить с кем-то упущенные разделы математики — даём отстающему ученику рассчитанные специально под его сегодняшние знания задачи. Благодаря небольшим размерам классов (4-6 человек) получается фактически эффект репетитора — полуиндивидуальная работа с каждым.

С другой стороны, работа в небольших группах даёт возможность осваивать работу в коллективе. Делать какие-то совместные проекты, выступать с докладами. Это большой плюс по сравнению с полностью индивидуальным обучением.

Теоретически всё то же самое можно было бы делать и в обычных школах, на практике же у школ есть целый перечень неустранимых ограничений. Для максимальной эффективности обучения классы надо уменьшить в несколько раз — а у школ такой возможности, как правило, нет. Нет у школ и возможности быть гибкими, государство не разрешает им ни отбирать учеников, ни отступать от заданной сверху программы.

Любопытно, что необходимость жёстко насаждать дисциплину волшебным образом исчезает, стоит только предоставить детям комфортные условия обучения. Когда школьник общается с учителем не с задней парты, а с расстояния полутора метров, когда учитель уделяет лично ему достаточно времени, и когда школьник понимает, что он сам выбрал данный конкретный курс, желание бунтовать и хулиганить пропадает. Да и естественное детское любопытство никто не отменял — что математика, что программирование, что риторика — очень интересные предметы, учителю нужно только преодолеть начальную кривую обучения, чтобы заинтересовать ими ребёнка.

Собственно, «Юниум» сейчас вкладывает ресурсы именно в освоение новых технических решений — от помогающих учителю обучающих компьютерных систем до элементов геймификации. Возможно, именно эта стратегия и позволила сети «Юниум» стать настолько большой. Или, может быть, свою роль сыграл тщательный отбор учителей — собеседование на вакансию учителя проходит только один соискатель из семнадцати, при этом действующие педагоги регулярно проходят стажировки и аттестацию.

Ещё о программировании. При мне проводился мастер-класс по созданию компьютерных игр. Я расспросил преподавателя Екатерину: как выяснилось, азы программирования успешно осваивают все. Склеивают элементы в «Юнити», рисуют в «Блендере», потом переходят к написанию полноценного кода.

Вспомнив свой опыт восьмидесятых и девяностых годов, я осознал, что главным препятствием для новичка являются вовсе не алгоритмы, а раздражающие мелкие проблемы, над которыми можно ломать голову очень долго. Однако когда на расстоянии вытянутой руки находится преподаватель, готовый указать на нужную кнопку в интерфейсе или на ошибку в коде, процесс обучения становится простым и приятным.

Если ученики 10 и 11 классов готовятся преимущественно к ЕГЭ, то у школьников помладше выбор куда интереснее. Кроме стандартных школьных предметов они изучают скорочтение, гитару, дизайн, мнемотехнику, разные разделы программирования, фотографию, робототехнику и прочие очень нужные в жизни, но не входящие в школьную программу вещи.

В летних лагерях «Юниум» выбор ещё богаче. Чтобы не превращать статью в перечисление, упомяну, что там есть, например, направление бизнеса, на котором детей учат основам предпринимательства.

Обучение в «Юниум» только очное, это принцип. Через интернет можно смотреть дневник, обсуждать домашние задания и общаться с преподавателем. В каждом кабинете есть видеокамеры, однако через них родители наблюдать за своими детьми не могут, что, наверное, и к лучшему. Камеры нужны для методистов, которые большую часть учебного года контролируют учебный процесс удалённо.

Новые центры «Юниум» открываются обычно в спальных районах городов, с тем расчётом, чтобы родителям не нужно было таскать ребёнка в разные концы города. Все курсы, разумеется, проводятся в одном помещении (но в разных кабинетах). Так что типичный школьник ходит в одно и то же место из года в год — меняются только курсы и программы обучения.

Важный момент. Два-три полноценных курса обходятся родителям в 3-5 тысяч рублей ежемесячно. Это вполне доступные деньги даже для семей со средним достатком. Интересно, кстати, что даже после кризиса 2014 года количество учеников не уменьшилось — только сократился (процентов на 10) средний размер заказа. Это очень хороший признак. Общество, в котором родители вкладываются в образование детей, обладает отличными перспективами.

Школьные учителя относятся к обучению своих учеников в «Юниум» положительно — собственно, центр делает часть их работы, помогая детям подтянуть проблемные темы и освоить те навыки, на которые в школьной программе времени не предусмотрено. Сами дети тоже довольны, так как занимаются понятными и, следовательно, интересными вещами.

Я, наверное, скажу крамольную вещь, но Министерству образования стоит двигаться в том же направлении, в котором давно идёт федеральная сеть образовательных центров «Юниум». Уменьшать классы, забирать у учителей бумажную работу, давать учителям больше свободы в обучении, контролируя только интерес и итоговые знания учеников. Если учесть неизбежное сокращение количества школьников, которое мы увидим в ближайшие 10-20 лет, бюджеты на это потребуются не такие уж и большие.

В качестве завершения статьи публикую приглашение от основателя «Юниум» Евгения Козунова для моих читателей:

Друзья!

Систему обучения в центрах Юниум можно было бы назвать традиционной — на первый взгляд, у нас всё то же самое, что и в обычных школах. Но есть важные отличия: маленькие классы + открытые преподаватели + фидбек между родителями и школой + разговор на одном языке с ребёнком + комфортная среда.

Мы не просто даём знания и подтягиваем проблемные предметы. Мы помогаем детям развивать другой образ мышления, тренируем навыки, которые пригодятся в жизни, и которым не научат в школе — вот в чём смысл учёбы в системе «Юниум», а не только в том, чтобы троечников сделать четвёрочниками и научить играть на гитаре. Ребёнок должен понимать, зачем он учится сейчас, и он должен сам осознанно решать, куда ему идти учиться дальше, после школы. Это краеугольные для образования вещи. Нам об этом говорят все родители, когда называют причины, почему водят к нам детей из года в год.

Весь сентябрь мы проводим дни открытых дверей по всей России и мастер-классы в Москве, Петербурге и Екатеринбурге. Я хочу дать промокод «Фрицморген» на скидку 15% для новичков, которые запишутся в «Юниум» в течение 10 дней с момента выхода поста.

Вплоть до 3 занятия можно будет отказаться от занятий, если они вам не понравятся, и мы тогда вернём вам все деньги (кроме стоимости учебников для курсов английского и кидсбрейн).


© fritzmorgen

[ кнопки и ссылки ]


Tags: #fritzmorgen, fritzmorgen, ЕС, Россия, СМИ, Три способа заботиться о гражданах, игрушки, игры, политика сша, разбор полёта, финансы, что делать?, экономика в клочья
Subscribe

Posts from This Journal “fritzmorgen” Tag

promo kwakin_misha december 31, 11:00 191
Buy for 20 tokens
Лично у меня при рассматривании каталога фирмы Даджет возникла ассоциация с детским фильмом, где была лавка с волшебными предметами. Оказывается продукты технологической революции доступны теперь не только супер-шпионам, а любому человеку! Посмотрите сами каталог Даджет! Здесь есть и совершенно…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments